П р о п е ч а т к и
29.11.2004
В помещении бюро было тихо. В нем царила та послеобеденная атмосфера, когда
хорошая еда и отсутствие "горящей" работы вольно или невольно вызывают у всех
присутствующих легкую дремоту, словно какая-то гигантская сиеста растекается
по миру откуда-то из района Пиреней.

Он сидел перед компьютером и лениво просматривал блоки новостей. Случайно взгляд
его упал на слегка выбивающуюся из контекста фразу "их не олень-то и волнует".
Он задумался. Этот процесс не был ему свойственен, и от того у него даже слегка
побаливала голова, а лоб периодически прорезали неглубокие морщины, словно
пытающиеся отразить протекающий там, внутри, мыслительный процесс.


Он думал об игроках. О том, какие разные у них порой бывают судьбы.
Об одном, который является кумиром, и чуть ли не идолом, для множества людей.
И которого, даже свободные от этих пристрастий люди, называют если и не гениальным
футболистом, то определениями близкими по смыслу к этому.
И о другом, про которого так конечно никто не скажет, и который в свое время
рассматривался почти что как дублер тому, первому. Но роль дублера так и не
подошла, то ли ему самому, то ли людям, которые занимаются раздачей этих самых ролей.
И он ушел. Как казалось тогда всем, ушел для того, чтобы спуститься на уровень пониже,
чтобы, раз уж не получилось в Городе, то стать хотя бы не последним парнем на деревне.
Как оказалось потом, ушел для того, чтобы выиграть почти что все, что только можно
на клубном уровне. И собрав коллекцию призов, которой у того, первого, вполне возможно
уже никогда в жизни не будет, вернуться, если и не совсем к истокам, то туда, откуда
его путь ко всем этим призам и победам и начинался.
А тот, первый. Он, скорее всего, уже никогда не соберет ничего подобного этой коллекции.
Да кто знает, может в его судьбе так и останется всего на всего лишь одна победа. Впрочем,
про нее ведь можно написать и с большой буквы - Победа. И кто знает, не стоит ли эта
победа всех остальных призов, которых он недосчитался. Может стоит, а может и нет?
И кто из них в результате оказался счастливее?

Постепенно мысль его плавно переползла с игроков на клубы. Он думал о командах,
которые обожает масса людей, но и ненавидит, наверное, примерно столько же. О клубах
с великой историей, с великим прошлым, которые сейчас вынуждены находиться где-то
в нижней части турнирной таблицы. Впрочем, прошлое этих клубов знавало и гораздо худшие
времена, хотя это и не сильно утешает их поклонников.

Тут он подумал о болельщиках. Которые с одной стороны вроде бы самые преданные, а с
другой, в случае неудачи, готовы запросто освистать свою команду, и тех, кто в ней играет.
О фанатах, за которыми, не без помощи СМИ, похоже закрепилась слава самых буйных и
разнузданных. Но насколько правдива эта слава? Кто знает?
О болельщиках, переживающих сейчас очень нелегкие времена, но все равно верящих, что
в то, что их клуб самый лучший - чтобы там не происходило.

Он опять вернулся к клубам. Он начал думать о тренерской чехарде, которая творилась в
командах в последнее время. Об итальянских тренерах и о тренерах иностранцах, которые
вроде бы и не иностранцы на самом деле. Или все-таки иностранцы, не поймешь.
О футбольных школах, считающихся одними из лучших в стране. Воспитанники, которых
потом, вместо того чтобы примерять футболку своего клуба разъезжаются по стране пополняя
ряды всевозможных коллективов и коллективчиков. О президентах, которые вначале поставят
клубы практически на грань существования, чтобы потом совершенно непонятно откуда найти
деньги и способы все-таки спасти их от краха. О футболистах, вынужденных покинуть родную
команду, и об африканских игроках купленных незнамо зачем и за сколько, и с которыми потом
никто не знает что делать. Об аргентинских форвардах с мировыми именами и такими же
"круглыми" по мировым меркам суммами заплаченными за них.

Все эти мысли медленно перекатывались у него в голове, словно волны на спокойном морском
берегу. Так же неторопливо и в тоже время непрерывно сменяя одна другую.

Неожиданно, мелодичный звук репродуктора, предшествующий объявлению секретариата, оповещающему
сотрудников о каком-нибудь очередном грядущем мероприятии, словно заставил его очнуться.
Сбросив оцепенение, он мельком глянул на циферблат часов. Часовая стрелка, миновав уже большую
часть пути между цифрами четыре и пять, медленно, но верно, приближалась к последней из них.

"#%я! Три часа волкам под хвост" - про себя, но очень смачно выругавшись, подумал он,
щелкая "мышкой" по крестику, закрывающему окно эксплорера, и разворачивая на столе
массивный фолиант пестревший непонятными рисунками и формулами.

Его губы, сами собой, не очень умело начали насвистывать какую-то мелодию. Про
что-то бьющееся сильно в глубине сердца, про что-то заставляющее нас плакать обнявшись и
чувствовать себя по-новому. Про ослепительную звезду, освещающую нас в глубине сердца.
И еще про многие вещи, которые тяжело описать словами даже очень красивой песни, зато так
просто назвать всего лишь одним словом.

До автобуса, отвозящего его домой, оставалось чуть более получаса.
 
Автор: Jackie
 
SergeyZ
врядтли алень ушел по собственной воле...

IMHO
 
 
Кадр дня Все фото

Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru
Регистрация нового пользователя
Ваше имя:

(будет видно другим пользователям при размещении комментария)
E-mail:
Цифры:

Регистрация позволит Вам оставлять комментарии к статьям и новостям.

Пароль будет выслан Вам по указанный e-mail.

Авторизация пользователя
E-mail:

Пароль:
Еще не зарегистрированы? Вам сюда