"Это я": Хавьер Пасторе
06.11.2019
После блеклого первого года в составе "Ромы" аргентинец вновь стал показывать свою ценность под руководством Паулу Фонсеки. Вот о чем рассказал сам футболист в интервью официальному сайту клуба.



Какие воспоминания у тебя о футболе, когда ты был ещё ребёнком?
- Воспоминаний много, потому что футбол - это единственное, чем я занимался с четырёх лет. На фото я всегда с мячом. Я хотел заниматься только этим, в школе или на улице с друзьями. Тогда не было видеоигр, как сейчас, и мы с детства думали только о футболе.

Где ты играл?
- В каждом квартале моей родной Кордовы проводили любительские турниры. Я во всех играл, насколько помню. И в тех, которые проходили в районах, где жили мой двоюродный брат и другие родственники. Каждый собирал команду, тренером был отец кого-то из нас. Я везде был, лишь бы играть.

Ты всегда был техничным игроком?
- Помню, мы играли с дядей в гараже теннисным мячиком. Он мне говорил: "Если научишься играть таким, потом настоящим будет играть легче". Я пробовал жонглировать, потом сильно бил в стену так, чтобы мячик вернулся мне в ноги. Так происходило каждый день, это была моя страсть.

Ты всегда хотел стать профессиональным футболистом?
- Всегда. Это было четкое понимание.



Кто был твоим кумиром в детстве?
- Когда я был маленьким, конечно же, Батистута. Он тогда играл в сборной, в Италии много забивал, и все говорили только о нём. У меня в комнате был постер с его изображением. Когда он перешёл в "Рому", отец подарил мне его майку. Потом, когда я стал постарше, я немного больше обожал Рикельме. Он был ориентиром как 10-й номер.

Как началась твоя карьера? Ты сразу понял, что сделаешь её?
- На самом деле было не очень просто. В Аргентине всё произошло очень быстро. Я начал играть в Кордове за "Тальерес", в Серии Б, в команде моего города. Я дебютировал за первую команду, сыграл три или четыре игры. Потом снова вернулся в молодёжную команду. Это был очень тяжелый период, ведь я думал, что уже созрел, и шаг назад был разочарованием. Я должен был начать всё заново, с той же волей, как и всегда, но это было не так просто.

Что случилось потом?
- Спустя шесть месяцев я отправился в Буэнос-Айрес в "Уракан", в первую команду. Я провел сборы с командой, но не мог играть из-за бюрократических проволочек. Я иногда тренировался самостоятельно и пропустил чемпионат Апертуры. Когда документы привели в порядок, я провёл вторые сборы и сломал лодыжку, так что я пропустил и турнир Клаузуры. Мне тогда казалось, что всё против меня. Было действительно тяжело, ведь я только пять матчей сыграл. В следующем чемпионате я отыграл все игры в основе, и за шесть месяцев моя жизнь изменилась.

Как ты себя чувствовал тогда?
- Я ни разу не играл в основе в Примере и, вот, отыграл двадцать матчей подряд - все хорошо. В тот момент появился интерес из Италии, и у меня даже времени не было осознать, что произошло.

Как состоялся твой переход в "Палермо"?
- Они приехали и два месяца за мной наблюдали, как я играю. Для меня играть в Европе было мечтой. Невероятно, они меня сразу же убедили. Я дважды не думал и согласился при первой же возможности.

Не боялся?
- Никогда, никакого страха. Это же была моя мечта. Я приехал делать то, что хорошо умею - играть в футбол. Моя семья меня поддержала и поехала со мной. Это придало мне уверенности.

Что у тебя осталось внутри от того опыта в "Палермо"?
- Прекрасное было время: два незабываемых года. Команда играла хорошо, мы отличные вещи делали в то время: финишировали четвёртыми, в одном очке от Лиги чемпионов, дошли до финала Кубка Италии, играли в Лиге Европы. Такого давно уже не видели в городе. У меня прекрасные воспоминания, люди великолепно ко мне относились. И там я познакомился с женой. Это навсегда останется у меня в сердце, частичка Сицилии всегда со мной.



Какую разницу ты заметил между аргентинским и итальянским футболом?
- Разница в тактике. Здесь гораздо больше внимания уделяют подготовке к матчам. Там гораздо больше оставляют свободы игрокам. Здесь по-другому, даже по сравнению с Францией. Да, на поле всегда играют одиннадцать против одиннадцати, но здесь в игре и на тренировках к определённым аспектам относятся гораздо внимательнее.

Когда появилась возможность играть в ПСЖ?
- Я очень хорошо отыграл второй сезон за "Палермо" и уже понимал, что моя продажа для клуба представляла шикарную возможность: на вырученные деньги они могли делать новую команду. Для меня же это было важным шагом в дальнейшем росте. В последние два месяца уже открыто говорили о моём уходе. Всем занимался мой агент, а я сказал ему, что ничего знать не хочу, я хотел сосредоточиться только на чемпионате.

И в итоге ты уехал во Францию. Что для тебя представляет это опыт?
- Большой опыт. Это были семь лет полных событий. Я приехал в совершенно другую команду, чем была та, которую я покинул. Клуб рос вместе со мной: менялись тренеры, были сделаны гигантские шаги в медийном плане, обновлены спортивный центр и стадион, да всё стало лучше. И я счастлив, что прошёл вместе с клубом через все эти изменения. Когда я пришёл, это был не тот ПСЖ, который мы все теперь знаем, и я горд тем, что внёс и свой вклад в это улучшение. Я ничего бы не стал менять из этих лет. Мы выиграли много титулов, а я оставил красивые воспоминания у тифози и людей во Франции, а это и есть самое важное.

А потом было предложение от "Ромы".
- Это предложение представляло прекраснейшую возможность. Я хотел сменить клуб, чтобы вновь ощущать себя важным игроком и обрести ту роль, которую утратил в ПСЖ, потому что в команду пришло много звёзд. "Рома" была лучшим предложением, и мы говорим о великом городе, который мы с женой обожаем.

Однако, первый год получился не таким простым. Что ты испытывал в тот период?
- Началось всё хорошо, и я был очень вдохновлён тем, что играю здесь. К сожалению, затем пару раз я получил повреждения, одно за другим, а в дерби в первом круге получил травму, и уже в сентябре всё пошло плохо: я потерял доверие тренера, потому что не мог постоянно играть. Физически я никогда не был в порядке. Мне не удавалось быть в форме и улучшить свои физические кондиции, на тренировках я не мог работать в полную силу. Я сыграл совсем мало матчей, и год получился не очень простой, и в спортивном, и в личном плане.

Потом было лето, о чём ты думал перед началом нового сезона?
- Многое было в голове. В клубе происходили большие изменения, всё было вопросительным знаком для меня. Я уже проводил отпуск с семьёй, но прежде, чем начать новый сезон, я хотел поговорить с клубом и тренером, хотел знать, что они думают на мой счёт. Я осознавал, что не очень здорово провёл прошлый сезон. Мне было неприятно вновь думать о последнем сезоне, и я не хотел, чтобы его результаты повлияли на идеи тренера. С первого дня клуб мне сообщил, что смена тренера положительным образом скажется на всех. С первых тренировок я продемонстрировал, что хочу изменить всё то, что было плохим годом. Тренер всегда был очень честным, он показал, что верит в меня. Он попросил меня забыть о том, что было раньше и тренироваться на сто процентов, с полной отдачей. Он очень хорошо обращался со мной. У меня состоялся разговор с тренерским штабом: я сказал им, что в прошлом году мне никак не удавалось набрать необходимую физическую форму, но, в силу разного рода причин и обстоятельств, я должен был выходить на поле, и это оказалось не очень здорово и для команды, и для меня.

Как ты готовился к новому сезону?
- Мы много общались в те дни с тренером и его штабом. Я мог попытаться набрать форму, играя во всех товарищеских матчах, но мы все вместе решили сделать паузу. Дело было не в травме, но при двух ежедневных тренировках я, прекрасно зная свой организм, попросил побольше времени на восстановление: не играть в нескольких товарищеских матчах и тренироваться самостоятельно, потому что я чувствовал судороги. Я осознавал, что играя в товарищеских матчах, ты зарабатываешь себе место в составе, а не играя - рискуешь потерять возможность выходить в старте. Но я решил не рисковать сразу же получить повреждение, чтобы остаться вне игры, когда придёт время серьёзных матчей. Тренер согласился с этим, он сказал мне: "Тренируйся хорошо, потому что к первому матчу ты должен быть в порядке". Мистер дал мне сыграть немного времени, чтобы я смог спокойно обрести нужные кондиции. И теперь моё физическое состояние приближается к тому, каким я был в прежние времена.



Кроме физической работы, в тактическом плане что требовал от тебя Фонсека?
- Много, особенно в первые месяцы. Мы работали над разными аспектами. Он хочет, чтобы полузащитник всегда был нацелен на ворота соперника, а не развёрнут лицом к своей штрафной. Я должен быть очень сконцентрированным на тренировках, потому что привык играть спиной к воротам, обыгрываться с партнёрами несколько раз. Мистер же хочет, чтобы мы играли больше вперёд, постоянно переводя игру с фланга на фланг. Но самое главное - это доверие, которое тренер нам продемонстрировал, и то, как он говорит об этом. У меня было много тренеров, и у каждого я что-то узнал. Я могу сказать, что у этого тренерского штаба огромное желание играть хорошо и побеждать. Они все молодые, у них свои убеждения, и они умеют доносить их до игроков. Для такой команды, как "Рома", которая ставит перед собой высокие цели, это принципиально.

А ты научился превращать свист в аплодисменты. Тяжело было ощущать, что публика в тебя больше не верит?
- Я во всех командах, за которые играл, слышал как свист, так и аплодисменты. Это из-за моего стиля игры. Если я в порядке, у меня получается показать мою игру, но если физическое состояние не лучшее, показать максимум я не могу. Иногда, если у тебя нет сил бежать назад, ты стараешься сыграть хорошо впереди. Всё это зрители замечают. Иногда я больше ценю свист. Когда всё получается, то это все видят, но когда всё идёт не очень здорово, нужна реакция публики. Лично меня такие вещи подстёгивают, я говорю себе "Ок, может будет лучше прийти на два часа пораньше на тренировку". Люди видят, когда я не в форме, все это замечают, и жена, и мама. Семья очень этим обеспокоена, они понимают когда что-то не так. Всё это время они заботились о моём состоянии. И тифози тоже это понимают и видят каждое воскресенье. Всё это заставляет задуматься. В конце концов, всё это и есть страсть для нас, но это и работа тоже, и мы должны уважать тех, кто смотрит нашу игру.

Возможно, будет трудно сделать выбор, но с кем из игроков тебе было лучше всего играть?
- Таких много. Самый сильный нападающий, с которым я играл, - это Кавани, и он идеально подходит под мои качества. Мне нравится ассистировать, а у него - чутьё. У меня хорошее взаимопонимание было со всеми в команде, но с ним особенно, как нападающий он разрушителен. И я не могу не упомянуть Ибрагимовича. Он невероятный профессионал, он больше других вдохновил меня стать лучше. Смотришь на него на тренировке и учишься. Мы до сих пор поддерживаем связь, он один из самых лучших партнёров, что у меня были.



Ты уехал в Париж в 22 года, как тебе помог этот опыт, насколько ты вырос?
- Очень помог. В первый год было трудновато из-за языка и другой культуры. Я был молодой, застенчивый и скромный. Я мало общался с партнёрами и людьми, не мог хорошо объясниться. Я действительно был ещё мальчишка. Про себя я думал: "Я никогда не смогу выучить французский и не пойму его". Но вся проблема была в голове. А на второй год всё пошло легче: я отставил застенчивость в сторону и начал говорить. Да, говорил я плохо, но мне было это не так важно, главное, чтобы меня понимали. И с тех пор я смог войти в контакт с партнёрами и с городом. И я понял, что Париж - это волшебное место. Там я стал мужчиной, и там родилась моя дочь, и из мальчика я стал отцом.

Твой самый любимый гол?
- Тот, что я забил "Челси" в Лиге чемпионов за ПСЖ. Я вышел за пять минут до конца и смог забить великолепный гол, которого никто не ожидал. Это один из самых красивых:




Насколько изменился футбол по сравнению с тем, когда ты приехал в Италию?
- Сегодня защищаются и атакуют все вместе, а десять лет назад всё было по-другому. Но когда я приехал, я был молод и думал только об удовольствии от игры.

Сегодня молодому игроку легче или сложнее сделать карьеру?
- Я могу говорить только о том, что пережил сам, но я считаю, что труднее. Сегодня думают только о деньгах. Многие семьи и молодые ребята думаю лишь о том, как играть, чтобы получать деньги и всё. Я не говорю, что я не зарабатывал деньги, когда играл, но это не может быть главной причиной. При таком подходе страсть и сам футбол остаются в стороне. Когда ты так относишься к игре, то трудно дойти до самых высот. Ты должен заниматься чем-то потому, что любишь это, а деньги придут потом. Ты не можешь думать о деньгах прежде, чем попадёшь в Серию А. Сегодня многим мальчишкам дают такие авансы, каких они ещё не заработали.

Какой совет дашь молодым?
- Играть со страстью, давать всё, что у тебя есть, учиться на каждой тренировке - это основы, а остальное придёт после. Нужна голова и немного удачи, и всё получится.

Какой самый важный совет в карьере получил ты?
- Мне помогало много людей, и в первую очередь мой агент - Симонян. Я с ним с 16 лет, и он всегда говорит мне концентрироваться только на игре. Это одна из многих вещей, которой я у него научился. В футбольном плане на меня очень повлиял Вальтер Сабатини - тот, кто привёл меня в Европу. Он мне много помогал в "Палермо", мы разговаривали практически каждый день.

Что он тебе говорил?
- Мы говорили обо всём, о футболе и о жизни. Я был ему как сын. В "Палермо" по прибытии у меня не получалось ничего, даже на тренировках. Он позвал меня в свой офис пересмотреть воскресный матч. В офисе было градусов под сорок, а я хотел пойти на пляж. Но он держал меня там и говорил: "Пересмотри игру три раза и потом скажи мне, что ты заметил". Он ушел заниматься своими делами, через девяносто минут вернулся и спросил: "Ну ок, что ты заметил?". И я ответил: "Директор, я несколько раз довольно хорошо сыграл". Тогда он мне сказал: "Нет, вот здесь ты замахал руками на партнёра, потому что он не дал тебе мяч, а тут ты не пробежал десять метров назад". Он показал мне ряд эпизодов, на которые в 19 лет ты просто не обращаешь внимание, а он показал мне их все. Это были важные детали на поле и вне его. Он очень мне помог, как футболисту.

Насколько ты вырос за время, проведённое в "Палермо"?
- Очень сильно. Кроме отношений с Сабатини, Делио Росси за месяц научил меня так двигаться по полю, как никто за всю мою карьеру. Мы работали индивидуально, я и он, после тренировок. Я думал, что мне это никак не пригодится, но он говорил: "Скоро ты вылетишь из основы и сядешь на скамейку, а через месяц тактических занятий со мной ты снова вернёшься на поле". Это был человек слова: через тридцать дней я вернулся в основу и был уже совсем другим игроком.

Какой Хавьер Пасторе вне поля?
- Мальчишка, нет, старичок (смеётся). Нормальный я. Я люблю быть дома с семьёй, жить спокойно.



Твоё хобби?
- Сейчас это проводить время с семьёй. Молодым любил играть в видеоигры. Сейчас, если у меня свободный день, могу поиграть в волейбол. Очень люблю кино, мы часто ходим с женой. Во Франции было трудно посмотреть фильмы на другом языке, и мы в свободный день прилетали в Рим и смотрели здесь, а рано утром улетали назад. Теперь, когда я здесь, всё проще.

Что ты видишь в будущем, когда через много лет закончишь играть?
- Я думаю, у меня есть ещё несколько хороших лет в футболе, а потом подумаю. Футбол - моя жизнь, буду чем-то заниматься в этом мире, безусловно. Но сейчас я пока не знаю, всё может измениться в один день. Я - аргентинец, моя жена - итальянка, а дети родились во Франции, так что, кто знает, как оно будет. В первую очередь, я буду думать о семье, конечно же.

Какая цель в этом сезоне?
- Всегда быть в распоряжении тренера, в любой момент. Хоть на девяносто, хоть на десять минут. Я хочу быть в форме и помочь "Роме" быть как можно выше. Футбол - командная игра, и если "Рома" финиширует высоко, то это потому, что все сыграли хорошо, а не один игрок.
Источник: AS Roma Ufficiale
Автор: Андрей
 
Francesco
Цитата
Canuck пишет:

Никогда не понимал освистывание из-за плохой игры или же за "хрустальность". Каждому игроку нужно ощутить доверие и поддержку. Надеюсь, в конце сезона мы подумаем, что не так уж и плохо было заплатить на Хавьера 30 лямов.

Рад слышать что Рим для него родное место, значит мотивация всегда будет присутствовать.Спасибо за перевод!
Сколько игроки говорили, что счастливы, что очень рады переходу в Рому, что всегда мечтали играть в Роме и бла бла бла... а что получалось в итоге, все знают. Но оказывается, ещё есть те, кто ведутся на всё это. Ну ничему жизнь не учит :D
Canuck
Никогда не понимал освистывание из-за плохой игры или же за "хрустальность". Каждому игроку нужно ощутить доверие и поддержку. Надеюсь, в конце сезона мы подумаем, что не так уж и плохо было заплатить на Хавьера 30 лямов.

Рад слышать что Рим для него родное место, значит мотивация всегда будет присутствовать.Спасибо за перевод!
LAeroplanino
Спасибо, очень люблю почитать вьюхи в этом стиле
 
 
Кадр дня Все фото

Новости
Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru
Регистрация нового пользователя
Ваше имя:

(будет видно другим пользователям при размещении комментария)
E-mail:
Цифры:

Регистрация позволит Вам оставлять комментарии к статьям и новостям.

Пароль будет выслан Вам по указанный e-mail.

Авторизация пользователя
E-mail:

Пароль:
Еще не зарегистрированы? Вам сюда